Центр экономических исследований предоставляет следующие услуги:

 

Интернет-журнал «Экономические исследования», №1 (19), Март 2019


ПРОБЛЕМА ЗАНЯТОСТИ И БЕЗРАБОТИЦЫ В РФ В КОНТЕКСТЕ РАЗВИТИЯ ФЕНОМЕНА «САМОЗАНЯТОСТИ»

Скачать статью полностью

Автор: О.В. ВЛАСОВА,
к.э.н., доцент кафедры экономики и менеджмента Курского государственного медицинского университета
Специальность:Экономика и управление народным хозяйством
Направление:Экономика труда

В статье рассматривается проблема занятости и безработицы в РФ в контексте развития «самозанятости» как феномена на рынке труда. В ходе исследования рассмотрена динамика показателей занятости и безработицы в РФ в период 2000–2017 гг., выявлены тенденции и возможные причины таких изменений. На основе трендового анализа установлено, что тенденция роста уровня занятости и снижения безработицы является устойчивой. Однако, учитывая методологию расчета данных показателей, очевидно, что не всё экономически активное население входит к категорию «занятых» или «безработных», а весомая часть находится где-то     между, что сегодня получило название «самозанятость». По оценке ФНС в 2017 году в РФ официально насчитывалось 936 человек, получивших статус самозанятых граждан, а в 2018 году данный показатель возрос вдвое и составил 1941 человек. В разрезе субъектов РФ наибольшее число самозанятых граждан зарегистрировано в Москве и области.  

The article deals with the problem of employment and unemployment in the Russian Federation in the context of the development of «self-employment» as a phenomenon in the labor market. The study examined the dynamics of indicators of employment and unemployment in the Russian Federation in the period 2000-2017, identified trends and possible causes of such changes. Based on a trend analysis, it was established that the trend of growth in the level of employment and decrease in unemployment is sustainable. However, given the methodology for calculating these indicators, it is obvious that not all economically active population belongs to the category of «employed» or «unemployed», and a significant part is somewhere between what has been called «self-employment» today. According to the FTS, in 2017 in the Russian Federation there were officially 936 people who received the status of self-employed citizens, and in 2018 this figure doubled and amounted to 1941 people. In the context of the subjects of the Russian Federation the largest number of self-employed citizens is registered in Moscow and the region.

Ключевые слова: РФ, рынок труда, уровень занятости, уровень безработицы, самозанятость, численность самозанятых граждан.
Keywords: Russian Federation, labor market, employment level, unemployment rate, self-employment, number of self-employed citizens.

The article deals with the problem of employment and unemployment in the Russian Federation in the context of the development of «self-employment» as a phenomenon in the labor market. The study examined the dynamics of indicators of employment and unemployment in the Russian Federation in the period 2000-2017, identified trends and possible causes of such changes. Based on a trend analysis, it was established that the trend of growth in the level of employment and decrease in unemployment is sustainable. However, given the methodology for calculating these indicators, it is obvious that not all economically active population belongs to the category of «employed» or «unemployed», and a significant part is somewhere between what has been called «self-employment» today. According to the FTS, in 2017 in the Russian Federation there were officially 936 people who received the status of self-employed citizens, and in 2018 this figure doubled and amounted to 1941 people. In the context of the subjects of the Russian Federation the largest number of self-employed citizens is registered in Moscow and the region.

Ключевые слова: РФ, рынок труда, уровень занятости, уровень безработицы, самозанятость, численность самозанятых граждан.

Keywords: Russian Federation, labor market, employment level, unemployment rate, self-employment, number of self-employed citizens.

Сложные современные социально-экономические условия в РФ, характеризующиеся кризисными явлениями в экономике и внешнеполитической напряженностью, безусловно, находят негативное отражение и во внутренней политике. Одной из наиболее актуальных проблем является ситуация на рынке труда РФ. Несмотря на то, что официально регистрируемый уровень безработицы в последние годы снижается и не превышал 6%, фактически многие люди не имеют официального трудоустройства, активно популяризируются такие категории как «фрилансеры» и «самозанятые» [1, 2].

Сегодня весомая часть экономически активного населения находится где-то  между «занятыми» и «безработными» и не входит в состав ни одной из этих экономических групп. По мнению ряда исследователей [3–5], это связано с недостаточно высоким спросом на рабочую силу, в результате чего многие люди сталкиваются с трудностями в поиске работы и вынуждены зарабатывать на жизнь альтернативными способами, зачастую занимаясь предпринимательством, в том числе и незаконным. Такие тенденции повлекли за собой фактическое появление понятия «самозанятость» и его официального закрепления в законодательстве с 2019 года. Правительство РФ начало формировать механизм по легализации незаконного предпринимательства с мягких мер, а именно – с ввода особого льготного налогового режима и возможности добровольного оформления своего статуса самозанятого для таких граждан [6, 7]. 

Усложняет ситуацию на рынке труда, как отмечает группа ученых [8], проведенная в 2018 году Пенсионная реформа, регламентирующая повышение пенсионного возраста на 5 лет. Фактически это приведет к тому, что та часть людей предпенсионного возраста, которая в ближайшем будущем должна была перейти в категорию экономически неактивного населения, останется в категории экономически активного населения, тем самым увеличив численность рабочей силы. Учитывая и без того недостаточный спрос на трудовые ресурсы, рост численности экономически активного населения лишь усугубит ситуацию, что дает возможность прогнозировать рост уровня безработицы и численности «самозанятых». Несмотря на данные Президентом РФ распоряжения по активному содействию в трудоустройстве людей предпенсионного возраста, эффективность механизмов фактической реализации данных мероприятий является достаточно сомнительной [9]. В этой связи, проблема занятости и безработицы в контексте современных тенденций на рынке труда и законодательных изменений является актуальным направлением экономического анализа. 

В ходе исследования с использованием статистических данных, публикуемых Росстатом [10], проведен анализ динамики показателей развития рынка труда РФ в период 2000–2017 гг.

На первом этапе нами была рассмотрена динамика уровня безработицы в стране. Для целей исследования рассматриваемый период был разделен на 2 отрезка: 2000-2008 гг. и 2009–2017 гг., что обусловлено происходящими экономическими процессами. Так, в период 2000-2008 гг. отмечается общая тенденция к снижению уровня безработицы, о чем свидетельствует нисходящая линия степенной модели аппроксимации, выполненной с высоким уровнем достоверности. Самый низкий уровень безработицы отмечается в 2007 году и составляет 6%. В целом безработица за 8 лет снизилась с 10,6% до 6,2%, что во многом обусловлено экономическим подъемом в стране в этот период, сопровождающимся ускорением темпов роста ВВП, появлением новых рабочих мест и качественным развитием экономики (рис. 1). 

В 2009 году произошёл резкий скачок уровня безработицы до 8,2% (в сравнении с 6,2% в предыдущем году), что обусловлено наступлением в 2008 году мирового экономического кризиса, последствия которого уже в 2009 году привели к увеличению уровня безработицы на 2%. Это произошло вследствие ухудшения экономической ситуации в стране, сопровождающейся сокращением темпов производства, закрытием части предприятий, которые не смогли справиться с негативными последствиями кризиса, что привело и к значительному уменьшению количества рабочих мест (рис. 2).  

Однако уже к 2010 году наблюдается сокращение уровня безработицы, которая составила 7,3%. В соответствии с проведенным трендовым анализом, тенденция дальнейшего снижения безработицы является устойчивой во всем рассматриваемом периоде, а, начиная с 2012 года, данный показатель составляет менее 6%, что является самым низким значением по сравнению с началом 2000 годов.

Анализируя уровень занятости в стране, можно отметить, что данный показатель имеет общую тенденцию к росту, о чем свидетельствует модель линейной аппроксимации вида y=0,4516x+58,265 с уровнем достоверности 0,95 (рис. 3).     

Рассматривая динамику уровня занятости по годам, можно отметить волнообразный характер вариации показателя. Так, незначительное снижение по сравнению с предыдущими и последующими годами наблюдается в 2001 и 2009 годах, что также обусловлено протекающими в данные периоды неблагоприятными тенденциями в экономике. В 2017 году также отмечается снижение уровня занятости с 65,7% до 65,5%.

Следуя логике экономической теории, если численность рабочей силы представляет собой сумму численности занятых и безработных, а уровень занятости (безработицы) рассчитывается как отношение численности занятых (безработных) к численности рабочей силы, то суммарно уровень занятости и безработицы должны составлять 100%. Однако, стоит учитывать то, что занятыми признаются люди, имеющие официальное трудоустройство в соответствии с ТК РФ, а безработными – те, кто зарегистрировал свой статус в Службе занятости. Изучая статистические данные по РФ, можно отметить, что суммарно уровень занятости и безработицы не равен 100%, а составляет около 70%. Следовательно, примерно 30% экономически активного населения не относится к категории занятых или безработных, что позволяет гипотетически включить их в категорию самозанятых. Таким образом, можно сделать вывод о том, что сегодня в РФ количество самозанятых людей является значительным. Учитывая популяризацию «самозанятости» в стране в последние годы, Федеральная налоговая служба в 2017–2018 гг. начала формировать статистические данные о физических лицах, официально зарегистрировавших свою деятельность в качестве самозанятых [11] (рис.4).

В последние два года численность самозанятых граждан стремительно возросла, увеличившись более чем в 2 раза. На конец 2018 года в стране насчитывалось чуть менее 2000 человек, которые в ФНС официально зарегистрировали свой статус. Рассматривая статистику по регионам страны, в которых численность самозанятых граждан является наибольшей, можно также отметить стремительный рост абсолютного значения рассматриваемого показателя (табл. 1).

   

Наибольшая численность самозанятых отмечается в Москве и области, в которых данный показатель увеличился за 2 года в 1,5 раза и составил 193 и 151 человек соответственно. Третье место занимает Краснодарский край, в котором в 2018 году 141 человек зарегистрировал свой статус самозанятых. Наибольший прирост в 2017–2018 гг. отмечается в Санкт-Петербурге (2,2 раза), в котором количество самозанятых достигло значения 83. Однако не во всех субъектах наблюдается тенденция к росту численности самозанятых. Так, в Республике Крым, Ростовской и Белгородской областях прирост является отрицательным.

По результатам проведенного исследования установлено, что ситуация на рынке труда РФ является неоднозначной. Несмотря на рост уровня занятости и снижение официальной безработицы, которая в последние годы является стабильно низкой и не превышает 6%, реалии таковы, что численность рабочих мест в стране на порядок ниже предложения трудовых ресурсов, а возникающие кризисные явления и политические противоречия лишь усугубляют ситуацию. Проведенная в 2018 году Пенсионная реформа также негативно скажется на показателях занятости и безработицы вследствие количественного увеличения численности и качественного ухудшения рабочей силы. Известно, что работодатели отдают предпочтение молодым специалистам, а не возрастным и людям предпенсионного возраста. Все это дает толчок развития категории «самозанятости» как отдельного направления на рынке труда. 

Стоит отметить, что теневой рынок начал развиваться еще до распада СССР, а переход к рыночной экономике лишь активизировал и ускорил эти процессы. В результате этого стал формироваться коррупционный элемент, многие предприниматели попросту официально не регистрируют свою деятельность, в частности в таких отраслях как строительство и ремонт, где подсчет стоимости работ является достаточно сложным, а оценка реального объема доходов — проблематичной. Несмотря на принятый в 2018 году закон о налоге для самозанятых гражданах, сегодня отсутствуют реальные механизмы государственного контроля и регулирования их деятельности, поэтому прогнозируемо, что данный сегмент, который, вероятно, включает в себя около 30% от общей численности рабочей силы, будет продолжать развиваться. Как показывает статистика ФНС, лишь незначительная доля самозанятых граждан официально зарегистрировала свой статус. Следовательно, для легализации деятельности самозанятых и вывода их «из тени» необходимо создать благоприятные условия для их развития в качестве индивидуальных предпринимателей за счет льготного налогообложения, снижения нагрузки, упрощения процедур оформления и минимизации препятствий выхода на рынки.

Список литературы

1. Мельникова А. К. Анализ проблем занятости и безработицы РФ // Устойчивое развитие науки и образования. – 2018. – №  8. – С. 64–67.

2. Ермакова К. Л., Штоколова К. В. Исследование рынка труда в России // Политика, экономика и инновации. – 2016. – №  8 (10). – С. 12.

3. Криволаба А. Н. Безработица в России и в мире: анализ основных тенденций // Научно-образовательный потенциал молодежи в решении актуальных проблем XXI века. – 2017. – №  7. – С. 29–32.

4. Всяких Ю. В., Огородникова С. И. Безработица как социальное явление и объект статистических исследований // Символ науки. – 2016. – №  11-1 (23). – С. 32–35.

5. Гусейнов К. М. Некоторые проблемы трудоустройства в российской федерации (на примере республики Дагестан) // Юридический вестник ДГУ. – 2015. – Т. 14. – №  2. – С. 102–106.

6. Пинская М. Р. Самозанятые граждане: налоговые риски государства и способы управления // Налоги и налогообложение. – 2018. – №  6. – С. 16-30.

7. Ситник А. А. Самозанятые лица как субъекты налоговых правоотношений // Законы России: опыт, анализ, практика. – 2018. – №  3. – С. 31–34.

8. Зюкин Д. А., Дендак Г. М., Быстрицкая А. Ю. Повышение пенсионного возраста как способ ухода от несостоятельности финансовой модели государства // Азимут научных исследований: экономика и управление. – 2018. – №  3. – С. 104–108.

9. Бобков В. Н., Забелина О. В., Локтюхина Н. В. Повышение пенсионного возраста в Российской Федерации: социально-трудовые последствия // Народонаселение. – 2015. – №  4 (70). – С. 93–107.

10. Рабочая сила, занятость и безработица в России // Официальный сайт Федеральной службы государственной статистики [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat_main/rosstat/ru/statistics/publications/catalog/doc_1139918584312.  

11. Статистика по самозанятым гражданам // Официальный сайт Федеральной налоговой службы [Электронный ресурс]. – Режим доступа: – https://www.nalog.ru/rn77/related_activities/statistics_and_analytics/selfemployed/.

Все статьи интернет-журнала

Расширеный поиск по журналу