Центр экономических исследований предоставляет следующие услуги:

 

Интернет-журнал «Экономические исследования», №1 (12), Февраль 2012


ПРОБЛЕМЫ ФОРМИРОВАНИЯ ИННОВАЦИОННОГО КЛИМАТА В РЕГИОНЕ

Скачать статью полностью

Автор: А.М. ВЯЧЕСЛАВОВ,
аспирант, младший научный сотрудник Института социально-экономического развития территорий РАН
Специальность:Экономика и управление народным хозяйством
Направление:Проблемы социально-экономического развития регионов России

В статье рассмотрена сущность инновационного климата региона, определены показатели, характеризующие его развитие. Проведен анализ состояния инновационной системы региона, а также выявлены ключевые проблемы формирования благоприятного инновационного климата на примере Вологодской области.

In article the essence of an innovative climate of region is considered, the indicators characterizing its development are defined. The analysis of a condition of innovative system of region is carried out, and also key problems of formation of a favorable innovative climate are revealed on an example of the Vologda area.

Ключевые слова: инновационная деятельность, регион, научно-технический потенциал (НТПт), инновационный климат.

Keywords: innovative activity, region, scientific and technical potential (STPt), innovative climate.

В современных условиях важнейшим источником экономического роста является научно-технический прогресс. В развитых странах мира: США, Японии, Германии, Великобритании, Франции, а также в новых индустриальных странах Юго-Восточной Азии и Китае прирост ВВП на 75 – 90% достигается за счет «прогресса в знаниях» – интеллектуализации основных факторов производства.

Обеспечить рост уровня жизни населения России, а также преодолеть ее экономическое и технологическое отставание от более развитых государств можно путем повышения производительности труда, конкурентоспособности страны на международных рынках инновационной продукции, модернизации и устойчивого развития промышленных предприятий, создавая новый и осваивая уже накопленный научно-технический потенциал.

За последние несколько лет в России наблюдается низкий уровень инновационной активности предприятий. Разработку и внедрение инноваций осуществляют только 9,4% предприятий (Рис. 1). В европейских странах удельный вес организаций, занимающихся инновационной деятельностью значительно выше: в 2008 г. в Германии он составил 79,9%, в Финляндии — 52,2%, во Франции — 50,2% [1]. В результате доля экспорта российской высокотехнологичной продукции в мировом объеме в разы ниже, чем доля высокоразвитых государств (Табл. 1).

В Вологодской области в 2010 г. удельный вес организаций, осуществляющих инновационную деятельность, в общем числе организаций составил 7,4%, что ниже уровня 2000 г. на 3,6% (Рис. 1).

Большинство реализуемых инноваций на предприятиях отечественной промышленности являются заимствованными. По данным статистики, в 2009 году предприятиями Вологодской области было создано лишь две передовые производственные технологии, в то время как использовалось 2943 единицы. Однако существенная часть из них (40%) была внедрена более 10 лет назад, что еще раз подчеркивает инертность в разработке и внедрении передовых технологий на предприятиях.

При покупке результатов НИОКР на ранних стадиях инновационного цикла инвестор испытывает большие риски (из 100 идей на рынке востребованы в среднем 5–10). Кроме того, потребуются дополнительные инвестиции, которые составят более 90% от стоимости приобретенного результата НИОКР (традиционно стоимость НИР в промышленной технологии составляет около 5%) [2]. Это приводит к тому, что зачастую готовая технология покупается за рубежом, предприятие не получает сверхприбыли от инновации. Однако и риски невысоки, т. к. конечная продукция уже апробирована на рынках и получила положительную оценку у покупателей.

Такой подход вряд ли позволит стране стать лидером на мировом рынке. Однако полученная технология может стать катализатором при создании собственных разработок, развитии национальной сферы НИОКР. Некоторые страны, в частности Германия и Япония, придавали особое значение импорту технологий, в результате в настоящее время они являются лидерами в мировом научно-техническом развитии.

Данные факты объясняются высокими рисками внедрения нововведений. Механизмы рыночной конкуренции не позволяют оптимально использовать имеющиеся ресурсы, это предопределяет критическую зависимость процессов накопления и реализации интеллектуального потенциала от общей культуры хозяйственной деятельности, политики государства, на которое приходится большая часть расходов на науку и образование, финансирование долгосрочных инвестиций в развитие инфраструктуры, а также поддержание благоприятного инновационного климата [3].

Именно от инновационного климата зависит восприимчивость общества и организаций к созданию и освоению инноваций. Согласно международным стандартам, под инновацией понимается конечный результат инновационной деятельности, получивший воплощение в виде нового или усовершенствованного продукта, внедренного на рынке, нового или усовершенствованного технологического процесса, используемого в практической деятельности, либо в новом подходе к социальным услугам. Это определение принято в качестве официального толкования термина в инновационной политике Российской Федерации [4].

Формирование инновационного климата региона – целенаправленная деятельность по созданию благоприятных условий для осуществления и воспроизводства инновационных процессов в интересах обеспечения приоритетов социально-экономического развития территории. Это контролируемый фактор инновационного процесса, который имеет высокий синергетический эффект для экономики региона в целом, достижимый при условии равномерного развития инновационной деятельности на всей его территории.

В настоящее время не выработано единого подхода к толкованию понятия «инновационный климат» (Табл. 2).

На наш взгляд, под инновационным климатом региона следует понимать уровень благоприятности имеющихся на территории научно-технологических и социально-экономических условий для развития инновационной деятельности и воспроизводства инновационных процессов.

В зависимости от масштабов и характера решаемых задач выделяются следующие основные уровни инновационного климата: инновационный климат мира в целом; инновационный климат страны, федерального округа (экономического района), субъекта Федерации, муниципального образования и отдельного предприятия [8].

Понимание инновационного климата региона как результата сложного взаимодействия научно-технологических, социокультурных, финансово-экономических, политических, природно-ресурсных и иных факторов ориентирует на целостное, многоаспектное рассмотрение задачи его формирования в широком социально-экономическом контексте в целях наиболее эффективного развития территории.

В мировой практике существуют различные показатели, которые дают возможность оценить уровень развития инновационного климата. Это наукоемкость продукции; инвестиционная привлекательность и инновационная активность региона; показатели, измеряющие знания и их доля в ВВП (ВРП); структура и объем привлеченных инвестиций; характер и объем НИОКР и др. Именно их совокупность следует рассматривать как системообразующие факторы по созданию «оптимального» инновационного климата [5].

Наиболее полно суть инновационного климата отражается в состоянии региональной инновационной системы, обеспечивающей оптимальные условия для протекания процессов создания и внедрения новой продукции.

Инновационная система – это совокупность субъектов и объектов инновационной деятельности, взаимодействующих в процессе создания и реализации инновационной продукции и осуществляющих свою деятельность в рамках проводимой государством политики в области развития инновационной деятельности.

Главная задача инновационной системы – создание условий для оптимизации вклада науки и техники в экономическое развитие за счет введения рыночных принципов в эту сферу и реструктуризации ее организационной структуры.

Для исследования уровня развития инновационных процессов на территории региона необходимо провести качественную оценку инновационной системы.

В настоящее время существует множество методик, позволяющих оценить результативность инновационной системы (данные методики разработаны Т.А. Штерцером, С.В. Кортовым, Э.П. Амосенком и В.А. Бажановым) [6]. Вместе с тем, методика, предложенная сотрудниками ЦЭМИ РАН [7], на наш взгляд, наиболее полно описывает инновационную систему с точки зрения системного подхода. В соответствии с данной методикой инновационная система характеризуется показателями, распределенными по трем группам (Табл. 3).

Первый блок показателей описывает сложившиеся в регионе условия и ресурсы необходимые для перехода Вологодской области на инновационный путь развития. Данный блок включает 2 основные составляющие: финансирование и кадровый потенциал региональной инновационной системы.

Последние десятилетия во всех странах мира, кроме стран постсоветского пространства, последовательно увеличивается роль государства в финансировании НИОКР и стимулировании инновационной активности. В настоящее время расходы на НИОКР в США составляют 2,7% ВВП, ФРГ – 2,5%, Японии – 3,4%, Франции – 2,08%, Финляндии – 3,48%, Израиле – 4,6%. Динамика финансирования российской науки, наоборот, с начала 90-х годов характеризуется резким спадом. В 1990 г. расходы составили 2,03% от ВВП (См. Стратегия развития науки и инноваций в Российской Федерации на период до 2015 года. Утверждена Межведомственной комиссией по научно-инновационной политике (протокол от 15 февраля 2006 г. №        1) С. 9.). В 2000 г.  1,05%, в 2005 г. – 1,07%, в 2009 г. – 1,25%, при значительно меньшем объеме ВВП по сравнению с другими экономически развитыми странами (Табл. 4).

Международным академическим советом для развивающихся стран рекомендовано повышение финансирования НИОКР как минимум до 1,5% ВВП (См. Теория и практика экономики и социологии знания / Научный совет по Программе фундаментальных исследований Президиума Российской академии наук «Экономика и социология знания». – М.: Наука, 2007г., с. 151.).

По оценкам экспертов ОЭСР, рост государственных ассигнований на НИОКР на 1% повышает вероятность успешности нововведений на 0,85% и на 0,7% увеличивает долю новых продуктов в товарообороте. При этом влияние нововведений на экономический рост выше в тех странах, где интенсивнее ведутся НИОКР. Таким образом, достигается эффект отдачи от ассигнований на НИОКР, который приводит к наращиванию конкурентных преимуществ стран-лидеров, позволяя им последовательно повышать эффективность инновационной деятельности. Исследования в 16 государствах ОЭСР доказали, что увеличение их расходов на НИОКР положительно влияет на рост эффективности экономики [3].

Основным источником финансирования науки в России являются бюджетные средства. В 2009 г. доля бюджетного финансирования в целом по науке составляла 65% (Табл. 5), что выше в сравнении с показателем 2005 г. (60,9%) и 2008 г. (63,1%). В Вологодской области в 2009 г. доля бюджетного финансирования в целом по науке составляла 46,3%, что ниже в сравнении с показателем 2005 г. (45,0%).

Такой показатель, как затраты на технологические инновации, является чрезвычайно важным, поскольку характеризует степень применения результатов научных и технологических исследований в производственной деятельности, приносящей немалый доход региону.

Теория инновационной деятельности предполагает, что чем больше соотношение между затратами на технологические инновации и затратами на исследования и разработки, тем эффективнее работает инновационная система, быстрее и в более полном объеме внедряются передовые достижения науки и техники в производство. В Вологодской области наблюдается иная тенденция. В регионе значительное превышение соотношения в сторону технологических инноваций над затратами на НИОКР вызвано двумя факторами. Во-первых, низкими затратами на исследования и разработки. Во-вторых, модернизацией на предприятиях региона, связанной с активной закупкой машин и оборудования, производственным проектированием [17]. С 2000 г. по 2009 г. объем инвестиций в новые технологии и оборудование вырос более чем в шесть раз (Рис. 2).

Недостаточное финансирование науки является одной из основных причин утечки кадров и сокращения материально-технических средств в науке.

Численность персонала, занятого исследованиями и разработками, в России с 1990 по 2009 гг. снизилась более чем вдвое (с 1943,4 тыс. человек до 742,4 тыс. человек). При этом наибольшее сокращение произошло среди ученых – исследователей (на 30% в 2009 г. по сравнению с 1995 г.) и техников (на 38%). В Вологодской области по данным группам наблюдались следующие тренды: увеличение исследователей на 26% и снижение количества техников на 43% (Табл. 6).

В российском обществе наблюдается резкое падение престижа профессии ученого. По данным опроса Всесоюзного центра изучения общественного мнения «Левада-Центр», профессия ученого является престижной по оценкам только 9% жителей страны (для справки: в США по результатам исследований, направленных на ранжирование профессий исключительно по степени престижности в глазах жителей страны, в 2007 г. профессия ученого была самой престижной по мнению более 50% населения) (См. Fullerene. Профессия ученого в США по-прежнему одна из самых престижных [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www-rmn.univer.kharkov.ua/2007/11/26/professija-uchenogo-v-ssha-po-prezhnemu.html.).

В итоге доля персонала, выполняющего исследования и разработки, в экономике страны в 2009 г. составила всего 1,1%. В Вологодской области ситуация выглядит намного хуже: лишь 0,08% (Рис. 3).

Вследствие утечки умов из отечественных научных организаций происходит потеря наиболее конкурентоспособных ученых, находящихся в самом продуктивном возрасте. Результатом этого стало старение научных кадров, в первую очередь, высшей квалификации. Так, в 2009 г. средний возраст докторов наук составил 64,4 года (более 63% докторов пенсионного возраста), кандидатов наук – 51,7 лет, научных сотрудников без ученой степени – 40,2 лет; в 2007 г. – 61,8; 50,0; 40,5 лет соответственно; в 2008 г. – 64,0; 51,8 и 40,4 лет соответственно (См.  Регионы России, 2010: Стат. сб. / Росстат. – М., 2010. – С. 102, 786).

Такая возрастная структура создает угрозу для преемственности знаний в российской науке и, в конечном счете, ведет к замедлению перехода к новой экономике.

Второй блок показателей (условия осуществления инновационной деятельности) характеризует институциональную основу, в рамках которой функционирует и развивается региональная инновационная система.

Обеспеченность инновационных процессов информационными ресурсами представлена в таблице 7. Так, число персональных компьютеров на 100 работников в среднем по СЗФО в 2009 г. составляло 38 шт., что выше показателей по Вологодской области и РФ в целом (35 шт.).

Показателем финансового обеспечения научной деятельности является объем внутренних затрат в расчете на одного занятого НИОКР и на одного исследователя (Табл. 8). Он включает в себя как текущие затраты (на оплату труда, приобретение сырья, материалов, топлива, энергии и др.), так и капитальные. В связи с этим данный показатель комплексно отражает уровень финансирования научно-исследовательской деятельности.

Главной причиной для большинства российских ученых, уехавших жить и работать за границу, являлась низкая оплата их труда в стране. В настоящее время ведется работа по изменению сложившейся ситуации. В декабре 2008 г. была закончена реализация Пилотного проекта по совершенствованию системы оплаты труда научных работников и руководителей учреждений РАН. В результате среднемесячная заработная плата научных сотрудников РАН выросла до 33,9 тыс. руб., при сокращении численности исследователей за период с 2000 по 2009 гг. на 11% (См. Доклад «Комплексная система мер, направленная на улучшение возрастной структуры научных кадров, привлечение и закрепление в научных организациях, подведомственных РАН, талантливой молодежи, обеспечение научного и административного роста молодых ученых», С. 5.).

Заработная плата российских ученых остается до сих пор существенно ниже по сравнению с коллегами из западных стран. Кроме того, остаются нерешенными актуальные социальные вопросы (крайне низкий размер стипендий для аспирантов, отсутствие возможности приобретения жилья на льготных условиях, невысокий уровень пенсионного обеспечения и т. д.), что сдерживает приток молодежи в научно-исследовательские организации. Предпринимаемых мер явно недостаточно для обеспечения воспроизводства кадров в науке.

Решение задачи обеспечения науки молодыми квалифицированными специалистами представляется возможным только при увеличении уровня зарплаты в данной сфере над зарплатой в среднем по экономике. В противном случае наиболее талантливые и подготовленные сотрудники будут ориентироваться на работу в других отраслях народного хозяйства. В Вологодской области с начала 2003 г. среднемесячная оплата труда одного занятого НИОКР растет более медленными темпами, чем средняя заработная плата по экономике в целом. Кроме того, величина этого показателя в регионе ниже среднероссийского уровня (Табл. 9).

Третий блок показателей позволяет оценить результаты функционирования региональной инновационной системы.

По показателю изобретательской активности, измеряемому как число отечественных патентных заявок (в том числе и поданных за рубежом) в расчете на 100 тыс. населения, Россия остается на среднем уровне (26), опережая страны Центральной и Восточной Европы: Чехию, Польшу, Венгрию (6 – 7), но, отставая от государств-лидеров, где количество выданных патентов на 100 тыс. населения равнялось 58 в США и 111 в Японии (Рис. 4).

При этом деградация научного потенциала региона и страны в целом продолжается, о чем свидетельствуют незначительный удельный вес инновационной продукции в общем объеме отгруженной продукции, а также невысокая доля отгруженной инновационной продукции в ВРП (ВВП) при наблюдающемся снижении данных показателей (Табл. 10).

Согласно данным статистики, за период с 2000 по 2009 г. число организаций, выполнявших исследования и разработки в Вологодской области, увеличилось с 13 до 19 (См. Наука Вологодской области: стат. сб./ Вологдаоблкомстат. – М., 1999. – С. 7-10; Наука и инновации области: стат. сб. / Вологдастат. – Вологда, 2010. – С. 7.), их доля в общем числе действующих в регионе организаций и предприятий напротив снизилась, составив 0,05% (в 2009 г. по России в целом – 0,07%). На территории региона в 1990 г. действовало 25 таких организаций, в том числе 13 конструкторских бюро (к 2009 г. они прекратили свое существование).

Таким образом, можно сделать вывод, что инновационный климат Вологодской области является неблагоприятным для активизации инновационных процессов. Это подтверждает малый объем средств, направляемых в сферу науки и техники, недостаточная численность научных работников, снижение объемов производства и реализации инновационной продукции, скромные результаты научно-исследовательской деятельности, неразвитость инновационной инфраструктуры и т. п.

Следовательно, инновации еще не стали одним из основных источников роста российской экономики. Необходимы серьезные шаги по изменению сложившейся ситуации, совершенствованию научно-инновационной политики государства.

Список литературы

1. Официальный сайт Евростата [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://epp.eurostat.ec.europa.eu/portal/page/portal/science_technology_innovation/data/ main_tables.

2.   Калинин В. В., Катешова М. Л. Проблемы трансфера технологий, пути их решения / Инновации. – №        7.– 2003.

3.   Глазьев С. Ю. Проблемы реализации интеллектуального потенциала общества в условиях перехода на инновационный путь развития [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.imepi-eurasia.ru/baner/Glaziev.doc.

4.   Теребова С. В. Активизация инновационного процесса в регионе. – Вологда: ВНКЦ ЦЭМИ РАН, 2009. – 179 с.

5.   Конаныхина О. В. Формирование системы управления инновационным климатом региона // Вестник АГТУ. – 2010. – №        2. – С. 184–189.

6.   Амосенок, Э.П. Интегральная оценка инновационного потенциала регионов России // Регион: экономика и социология. – 2006. – №        2. – С. 134–145.

7.   Инновационный путь развития для новой России / Под. ред. В.П. Горегляд. – М.: Наука, 2005.– 343 с.

8.   Голова И. М. Инновационный климат региона: проблемы формирования и оценки. – Екатеринбург: Институт экономики УрО РАН, 2007. – 178 с.

9.   Инновационный менеджмент: Учеб. для вузов / Под ред. д-ра экон. наук, проф. О.П. Молчановой. – М.: Вита-Пресс, 2001. – 272 с.

10.   Акмаева Р. И. Инновационный менеджмент: учеб. пособие. – Ростов н/Д: Феникс, 2009. – 347 с.

11.   Бовин А. А. Управление инновациями в организации. – М.: Омега-Л, 2006. – 350 с.

12.   Государство, бизнес, общество: проблемы оптимизации взаимодействия / Под ред. Л.Е. Ильичевой. – М.: ИНЭК, 2010. – 296 с.

13.   Ильин, В.А. Интеллектуальные ресурсы как фактор инновационного развития // Экономические и социальные перемены: факты, тенденции, прогноз. – 2010. – №        3 (11) – С. 14–25.

14.   Осипов Г. В. Теория и практика экономики и социологии знания. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://timursim.livejournal.com/257802.html

15.   Теребова С. В. Проблемы инновационного развития Вологодской области // Проблемы инновационного развития и креативная экономическая мысль на рубеже веков: А.К. Шторх, С.Ю. Витте, А.А. Богданов: сборник статей Международной научно-практической конференции, г. Минск, 25–26 марта 2010 г. – Минск: НАН Беларуси. – 2010. – С. 422 – 429.

16.   Шеко П. Инновационный хозяйственный механизм // Проблемы теории и практики управления. – 1999. – №        2. – С. 71–78.

17.   Теребова С. В., Вячеславов А. М. Инновационный климат в регионе: состав и факторы развития // Проблемы развития территорий. – Вологда: ИСЭРТ РАН. – 2011. – №        3. – С. 40–50.

 

Все статьи интернет-журнала

Расширеный поиск по журналу